Urist-arbat.ru

Юрист на Арбате
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Тяжкие статьи ук рф

Похулиганить или запугать? Кто «минирует» объекты, и как за это наказывают

Управление ФСБ по Ставропольскому краю насчитало 16 телефонных звонков и 17 электронных писем, сообщающих о готовящихся актах терроризма, за прошлый год. Ни в одном из этих случаев информация не подтвердилась. В итоге было возбуждено 24 уголовных дела, семерым подсудимым уже вынесли приговоры, пятеро отделались административным наказанием. Кто шутит о бомбах и зачем, выяснял «АиФ-СК».

Огласят не раньше 24 августа и не позже 4 октября

Оглашение приговора по делу Мусина может растянуться на неделю. В том случае, если председательствующий судья Наиль Камалетдинов не применит уже опробованную в Вахитовском райсуде практику оглашения по делам об экономике лишь вводной и резолютивной части.

Как утверждают источники «Реального времени», озвученная предварительно дата выхода судьи из совещательной комнаты — 24 августа — еще может сдвинуться на пару недель, а то и на месяц, но однозначно приговор будет оглашен до 4 октября. Поскольку именно в этот день у подсудимого истекает срок домашнего ареста.

Сегодня ради последнего слова банкира в зале собрались представители десятка СМИ. Пришел представитель потерпевшего ТФБ Юрий Пиягин, а также конкурсный управляющий ООО «Новая нефтехимия». Последний рассчитывал перед уходом судьи в совещательную комнату поставить вопрос по арестам имущества обвиняемого и аффилированных фирм. Однако был разочарован — стадию ходатайств процесс уже миновал.

Представитель потерпевшего ТФБ Юрий Пиягин

Роберт Мусин, не изменяя спортивному стилю, сегодня предстал перед судом в трико и футболке синего цвета. Лицо перекрывала черная маска. Впрочем, она не мешала собравшимся слышать каждое слово привыкшего к публичным выступлениям руководителя.

Вся речь обвиняемого в злоупотреблениях с ущербом в 53 млрд рублей заняла от силы пять минут. В ней Мусин поставил перед судом ряд вопросов, считая, что без ответов на них правильно оценивать его действия нельзя. С оценкой сотрудников Следкома по РТ в ряде случаев банкир не согласен категорически. В частности, он настаивает — никакого умысла довести ТФБ до банкротства не было. Но за свои действия готов ответить. Приводим речь подсудимого целиком.

Отказ от трех статей

После того как медицинские преступления будут сконцентрированы в одной статье УК, врачей больше не будут судить по ст. 109, 118 и 238 УК РФ («Причинение смерти по неосторожности», «Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности» и «Производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности»), рассказал президент Национальной медицинской палаты Леонид Рошаль. ​Именно на эти три статьи приходится большинство случаев привлечения медиков к уголовной ответственности. «И потому придумано ввести вместо трех одну статью. Но я полагаю, что судить врачей, с тем чтобы их посадить, можно только в случае умышленного, подчеркну, умышленного вреда здоровью», — сказал Рошаль.

Читать еще:  Какая статья по несоблюдению контракта

СКР не может не реагировать на жалобы граждан на врачей и медицинскую помощь, заметила в ответ и.о. руководителя управления взаимодействия со СМИ комитета Светлана Петренко. За последние пять лет таких обращений стало в три раза больше — их количество выросло с двух до шести тысяч, рассказала она. «В каждом конкретном случае мы организовываем проверку. Далеко не по каждому такому случаю возбуждается уголовное дело, а из всего объема уголовных дел в суд уходит только 10%. То есть в 90% случаев уголовные дела против врачей прекращаются», — отметила она.

Против отдельной статьи для медицинских работников на конференции выступил медицинский юрист Иван Печерей. «Получается, что каждый врач, выходя на работу каждый день, осуществляя свои профессиональные обязанности, фактически оказывается потенциальным преступником, а его профессиональная деятельность рассматривается как сфера преступления», — сказал он.

Что думают эксперты

Критики проекта указывают на то, что причины пьянства за рулём не связаны напрямую с мягкостью наказания — оно и до поправок было достаточно суровым.

— Поправки не изменят ситуацию кардинально, поскольку речь идёт о наказании, когда трагедия уже случилась, — считает представитель Федерации автомобилистов России Максим Едрышов. — Не думаю, что человек, когда садится за руль в состоянии опьянения, перечитывает Уголовный кодекс и вычисляет, через сколько же лет он сможет вернуться домой.

Авторы законопроекта смотрят на это по-другому:

— Главная цель принимаемых изменений — профилактическая, чтобы человек, узнав о них, ещё раз подумал и остановился, перед тем как сесть пьяным за руль, — объяснил заместитель руководителя фракции «Единая Россия» в Госдуме Андрей Исаев.

Максим Едрышов считает, что менять прежде всего нужно не уголовное, а административное законодательство.

— Мне, например, очень нравится идея брать у водителей залог до возврата автомобиля со штрафстоянки после пьяной езды. Это повышает неотвратимость наказания, поскольку пока не оплатишь штраф — не заберёшь автомобиль. Но этот законопроект где-то пропал в недрах Госдумы, — добавил юрист.

Читать еще:  Как узнать выписались ли продавцы из квартиры

Пьяные аварии нередко влекут тяжелейшие последствия: в этом ДТП погиб человек, а пьяный водитель BMW не получил даже травм

По мнению адвоката Ильи Филатова, хотя изменения в законодательстве необходимы, новая редакция статьи 264 Уголовного кодекса слишком сурова:

— Несправедливо приравнивать преступление, совершённое по неосторожности, к умышленному убийству. Это спорное решение, и я считаю, что через какое-то время эта статья будет смягчена.

Юрист отмечает, что возможны неоднозначные ситуации:

— Скажем, трезвый водитель, испугавшись или даже не поняв, что произошло смертельное ДТП, уехал с места происшествия по какой-то важной для него причине. Или же человек просто неправильно оценит свои возможности, и, посчитав, что с вечернего застолья уже всё выветрилось, окажется «пьяным по закону».

Илья Филатов советует в случае ДТП обязательно оставаться на месте и дожидаться приезда полиции, потому что побег с места тяжёлой аварии почти наверняка теперь обернётся большим сроком лишения свободы.

Представитель комитета по защите прав автомобилистов в Свердловской области Дмитрий Ларионов также уверен, что пьяных за рулём изменения УК не остановят:

— Для достижения цели надо пропагандировать трезвый образ жизни, полный отказ от алкоголя за рулём, развенчивать мифы вида «луком заешь, и можно за руль», распространять практику сообщения о серьёзных нарушениях в ГИБДД, ломать стереотипы, по которым таких заявителей называют «стукачами». Это будет иметь куда более серьёзный эффект.

Автоюрист Лев Воропаев отметил, что суды и раньше не использовали полностью потенциал Уголовного кодекса.

— Честно говоря, наказание по максимальной планке даже для пьяных виновников тяжёлых ДТП использовались нечасто. Для этого было нужно, чтобы водитель оказался совсем уж беспредельщиком с массой обстоятельств. Конечно, на судебную практику повлияет то, что увеличиваются и минимальные сроки заключения, но не думаю, что мы увидим множество случаев, когда виновников ДТП приговаривают к 15 годам лишения свободы.

Эксперты отмечают и наслоение новой редакции статьи 264 УК на поправки, связанные с приравниванием беглеца с места аварии к нетрезвому водителю.

— Я как человек, однажды сбивший пешехода насмерть, могу сказать, что после такого ДТП человек находится в шоковом состоянии существенное время, — объясняет Дмитрий Ларионов. — Для кого-то это секунды, для кого-то — месяцы. В таком состоянии он способен на импульсивные поступки, о последствиях которых не способен думать. Как бы ни хотелось кому-либо думать иначе, но наказывать или ужесточать наказание для водителя, совершившего наезд в таком состоянии, нельзя. Нельзя ставить знак равенства между попыткой скрыть пьянство за рулём и шоковое состояние.

Читать еще:  Выявлены нарушения прокурором при увольнении работников

Параллельно возникает вопрос о водителях, в моче или крови которых обнаружили психотропные вещества: как известно, это могут быть не только наркотики, но и многие лекарственные препараты. Например, фенобарбитал, входящий в состав банального «Валокордина».

Юрист Дмитрий Ларионов считает, что проблематично даже определить, какое именно лекарство запрещает вождение:

— Есть совет — читайте инструкцию. Вроде бы верно, но часто не помогает. Во-первых, на многих лекарствах ничего не пишут про последствия. Там, где пишут, ограничиваются фразой типа «с осторожностью». Но даже если водитель честно не садится за руль, то когда садиться можно? Об этом никто не пишет. А состояние опьянения может быть установлено даже спустя три–четыре недели после употребления условного обезболивающего!

Впрочем, сами авторы законопроекта не видят в этом проблемы.

— Для того, чтобы экспертиза показала в крови водителя наличие, например «Валокордина», нужно выпить минимум целый пузырек залпом, — уверен председатель комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Василий Пискарев. — Но в этом случае, естественно, речь уже не может идти ни о каком его медицинском применении: таких доз «Валокордина» не назначит ни один врач.

Депутат подчёркивает, что опьянеть с кефира или кваса также невозможно, если пить их в обычных количествах.

Помимо уже принятых изменений, несколько идей обсуждаются не первый год: это и введение аналога «идиотентеста» в России, внесение залога в 30 тысяч для возврата автомобиля и полная конфискация машины, о чём в очередной раз заговорили высшие чины МВД.

Столкнулись с беспределом при медосвидетельствовании на состояние опьянения? Присылайте сообщения, фото и видео на почту редакции , в наши группы во « ВКонтакте » и « Одноклассники », а также в WhatsApp, Viber или Telegram по номеру +7–93–23–0000–74. Телефон службы новостей 7–0000–74.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector