Urist-arbat.ru

Юрист на Арбате
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Уголовный кодекс медицина

Воспрепятствование оказанию медицинской помощи (ст. 1241 УК РФ): вопросы толкования и правоприменения

  • Аннотация
  • Об авторах
  • Список литературы
  • Cited By

Аннотация

Ключевые слова

Об авторах

доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой уголовного права и криминологии Юридической школы, заслуженный деятель науки РФ,

кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры уголовного права и криминологии Юридической школы, заслуженный деятель науки РФ,

Список литературы

1. Блинов, А. Г. Правовой статус пациента и его обеспечение регулятивным и охранительным законодательством / А. Г. Блинов. – Санкт-Петербург : АлефПресс, 2013. – 206 с.

2. Воронин, В. Н. Социальные вызовы в сфере медицины и уголовная политика // Уголовное право: стратегия развития в XXI веке : материалы XVII Международной научно-практической конференции. – Москва, 2020. – С. 194–197.

3. Дубовиченко, С. В. Уголовная ответственность за воспрепятствование оказанию медицинской помощи: социальная обусловленность и критический анализ законодательных новелл / С. В. Дубовиченко, В. П. Карпов // Вестник Волжского университета имени В. Н. Татищева. – 2019. – Т. 2, № 4. – С. 175–184.

4. Замалеева, С. В. Ятрогенные преступления: понятие, система и вопросы криминализации : автореф. дис. . канд. юрид. наук / С. В. Замалеева. – Екатеринбург, 2016. – 26 с.

5. Коробеев, А. И. Криминальные посягательства на жизнь и здоровье человека / А. И. Коробеев. – Москва : Юрлитниформ, 2020. – 438 с.

6. Коробеев, А. И. Ответственность медицинских работников: «казнить нельзя помиловать» / А. И. Коробеев, А. А. Ширшов // Актуальные вопросы обеспечения прав и свобод человека и гражданина (региональное измерение) : материалы междунар. науч.-практ. конф. – Владивосток, 2019. – С. 103–113.

7. Огнерубов, Н. А. Профессиональные преступления медицинских работников: автореф. дис. . канд. юрид. наук / Н. А. Огнерубов. – Москва, 2014. – 31 с.

8. О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и статью 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в части защиты жизни и здоровья пациентов и медицинских работников : официальный отзыв Верховного Суда РФ на проект федерального закона. – URL: https://sozd.duma.gov.ru/bill/139437-7 (дата обращения: 07.07.2020).

9. Пикуров, Н. И. Риски медицинского вмешательства: уголовно-правовые аспекты // Уголовное право. – 2018. – № 3. – С. 86–92.

10. Об организации лицензирования отдельных видов деятельности», постановлением Правительства Российской Федерации : постановление Правительства Российской Федерации от 21 ноября 2011 г. № 957 // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2011. – № 48. – Ст. 6931.

11. О лицензировании медицинской деятельности (за исключением указанной деятельности, осуществляемой медицинскими организациями и другими организациями, входящими в частную систему здравоохранения, на территории инновационного центра «Сколково») : постановление Правительства РФ от 16 апреля 2012 № 291 // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2012. – № 17. – Ст. 1965.

12. Рарог, А. И. Объект и система медицинского уголовного права / А. И. Рарог, Т. Г. Понятовская // Всероссийский криминологический журнал. – 2019. – Т. 13, № 5. – С. 816–824.

13. Сенокосова, Е. К. Профессиональная некомпетентность и недобросовестность при оказании медицинской помощи: криминологические и уголовноправовые аспекты : автореф. дис. . канд. юрид. наук / Е. К. Сенокосова. – Омск, 2018. – 23 с.

Для цитирования:

Коробеев А.И., Ширшов А.А. Воспрепятствование оказанию медицинской помощи (ст. 1241 УК РФ): вопросы толкования и правоприменения. Азиатско-Тихоокеанский регион: экономика, политика, право. 2020;22(4):105-117. https://doi.org/10.24866/1813-3274/2020-4/105-117

For citation:

Korobeev A.I., Shirshov A.A. Obstruction in providing medical care (art. 1241 of the Criminal Code of the Russian Federation) – issues of interpretation and law enforcement. Pacific Rim: Economics, Politics, Law. 2020;22(4):105-117. (In Russ.) https://doi.org/10.24866/1813-3274/2020-4/105-117


Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.

Классификация ответственности мед. работников

Нарушение врачами, мед. работниками норм оказания медицинской помощи может повлечь привлечение к нескольким видам ответственности:

  • дисциплинарной,
  • материальной,
  • административной,
  • гражданско-правовой,
  • уголовной.

Соответствие вида ответственности совершенному деянию зависит от причин, повлекших данное деяние. Рассмотрим классификацию степеней вины.

  • Умысел:
    • прямой умысел – это вариант, при котором виновный знал о степени опасности совершаемого им деяния, о возможных последствиях и желал их наступления;
    • – степень вины, при которой виновный знал об опасности и возможных последствиях своих действий, не желал их, но все же совершил данные действия.
  • Неосторожность:
    • преступное легкомыслие – вариант, при котором лицо знало о возможных последствиях своего деяния, но надеялось, что сумеет их предотвратить;
    • преступная небрежность – степень вины, при которой виновный не предвидел наступления тяжелых последствий от своих действий, хотя должен был о них знать.

Медики, пациенты и юристы не видят смысла в дополнительных «медицинских» статьях Уголовного кодекса

Опрошенные “Ъ” представители врачебных и пациентских сообществ, а также юристы подвергли критике предложения об изменении Уголовного кодекса, представленные несколько дней назад Национальной медицинской палатой (НМП) совместно со Следственным комитетом России (СКР) и Всероссийским государственным университетом юстиции (РПА Минюста России). Изменения направлены на дополнительную регламентацию ответственности медиков в случаях, когда их работа влечет криминальные последствия. Впрочем, представители НМП подчеркивают промежуточный и рабочий характер предложений, а в СКР заявляют о готовности достигать с медицинским сообществом компромиссов по терминологии.

По действующему УК действия врачей, влекущие смерть или вред здоровью пациента, квалифицируются по ст. 109 (причинение смерти по неосторожности), ст. 118 (причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности), ст. 238 (производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности) и ст. 293 (халатность). В СКР считают, что ни одна из них «не учитывает особенности профессиональной медицинской деятельности». Говоря о возможных изменениях УК, заместитель руководителя главного управления криминалистики СКР Анатолий Сазонов отметил, что ведомство «не намерено привлекать медицинских к уголовной ответственности за врачебные ошибки» — речь идет об ответственности за «грубейшие нарушения стандартов и протоколов лечения». В НМП отмечают, что само понятие «врачебная ошибка» не закреплено законодательно: неофициально ее определяют как «добросовестное заблуждение врача, которое не содержит состава преступления», но представители медицинского сообщества считают, что на скамье подсудимых врачи оказываются именно в результате врачебных ошибок.

Как пробелы в законодательстве отражаются на медиках

Разработчики предлагают ввести в УК специальные статьи — 124.1 (ненадлежащее оказание медицинской помощи), 124.2 (сокрытие нарушения оказания медицинской помощи), а также изложить в новой редакции ст. 235 (незаконное осуществление медицинской и (или) фармацевтической деятельности). Санкции за эти деяния пока обсуждаются, хотя СКР уже сформулировал свои предложения. Так, нарушение медицинским работником своих профессиональных обязанностей, которое повлекло по неосторожности гибель плода человека и (или) причинение тяжкого вреда здоровью человека (ст. 124.1), может повлечь штраф до 200 тыс. руб. или лишение свободы на срок до двух лет. Те же действия, повлекшие смерть человека, предлагается наказывать штрафом до 500 тыс. руб. либо лишением свободы до пяти лет. Если результатом нарушения стала смерть двух и более лиц, оно повлечет лишение свободы до семи лет. Внесение в медицинские документы недостоверных сведений и сокрытие «ненадлежащего оказания медпомощи другим медицинским работником», повлекшее смерть или тяжкий вред здоровью (ст. 124.2), будет наказываться штрафом до 300 тыс. руб. или лишением свободы до трех лет. Для руководящих работников штраф может достигать 1 млн руб., а срок лишения свободы — пяти лет. Расширение ст. 235 предполагает наказание за предоставление поддельных документов о медобразовании — штраф до 2 млн руб. или лишение свободы сроком от двух до семи лет.

Читать еще:  Регистрация договора аренды в налоговой инспекции

С частью предложений не согласны в самой НМП, опасаясь возможного широкого толкования: «Не указано, какие именно нарушения профессиональных обязанностей врача будут трактоваться как причина того, что нанесен тяжкий вред здоровью пациента или причинена смерть»,— уточняет президент НМП Леонид Рошаль. Медики считают, что появление термина «плод» приведет «к валу уголовных дел и к исходу врачей и акушерок из специальности акушерства». В СКР заявляют о готовности обсуждать термины с медицинским сообществом «и приходить к консенсусу», а господин Рошаль напоминает, что предложения «носят рабочий и промежуточный характер» и «не направлены на ужесточение наказаний медицинских работников».

Пациенты хотят контроля за врачами

Лига защитников пациентов и Гильдия защиты медицинских работников направили письмо на имя председателя СКР Александра Бастрыкина, в котором говорится, что разработка новых статей УК «не решит проблем с регулированием отрасли». Авторы считают, что ответственность медперсонала «за деяния с неосторожной формой вины» может быть не уголовной, а административной, и просят привлечь пациентские и врачебные сообщества к обсуждению новых норм об ответственности медиков.

Сопредседатель Гильдии защиты медицинских работников, доктор медицинских наук, профессор судебной медицины Виктор Колкутин считает расплывчатыми формулировки новых статей УК: их появление, по его мнению, «не улучшит отношения врач—пациент и приведет к еще большим злоупотреблениям». Глава Лиги защитников пациентов Александр Саверский напомнил “Ъ”, что в работе врача «всегда есть доля неопределенности». По его мнению, пациенты, как правило, хотят, «чтобы плохой врач не работал и не вредил другим, а это не уголовная, а административная ответственность» — «вплоть до лишения права заниматься медицинской деятельностью». Исполнительный директор Гильдии защиты медицинских работников Дмитрий Виноградов считает, что из-за боязни уголовного преследования «врачам проще вообще не откликаться на призывы» о помощи: «Если человек будет оглядываться на статьи Уголовного кодекса, то он и делать ничего не будет, даже если может помочь».

Здравоохранение в РФ отстает как от развитых, так и от развивающихся стран

Адвокат Иван Манюкин не видит необходимости в дополнении действующего закона. По его мнению, проблемы связаны с «правоприменительной практикой, низким качеством следствия, ложно понятой корпоративной солидарностью и наличием объективной возможности у лиц, совершивших преступление, изменять и фальсифицировать медицинскую документацию». Адвокат Павел Астахов также сомневается в необходимости введения новых составов в УК: «Никаких специальных норм не требуется, медицинский работник по своему должностному положению и так является спецсубъектом», его действия не приравниваются «к действиям простого человека с ножом». Господин Астахов уточнил, что проблема защиты прав пациентов и объективного рассмотрения «медицинских дел» назрела давно, но «сейчас гораздо важней повышать качество следствия и работу врачей, а не поправки в УК».

Справки липовые, наказание настоящее

Опубликовано: 05.08.2021 21:03

Делать деньги на пандемии постыдно, опасно и подсудно

За последние несколько месяцев в Татарстане выявлено 24 многоэпизодных преступления, связанных с выдачей фиктивных сертификатов о ковидных прививках и справок об отрицательных ПЦР-тестах.

Документы эти фальшивым купюрам отнюдь не родня. В «бумажном» смысле и сертификаты, и справки не поддельные, а самые что ни на есть настоящие. Более того, информация, указанная в них, попадает и в федеральную базу данных на портале гос­услуг. Другое дело, что реальной вакцинации и тестов в данном случае не было. А значит, в оздоровительное учреждение, в туристическую поездку или на работу на предприятие общепита с этим документом отправляется потенциальный разносчик коронавируса.

Рядовые граждане, желающие «добыть» такие справки, идут на подобное правонарушение по разным причинам, отметил в интервью нашей газете начальник отдела Управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД по РТ Руслан Давлетьяров. Кому-то уж очень хочется поехать на курорт (и это желание порой чересчур активно поддерживается турфирмой), кто-то хочет угодить работодателю. Так, кафе и рестораны в рес­публике могут работать ночью только при условии вакцинации персонала, и некоторые сотрудники, не желающие прививаться, решают купить сертификат. Наконец, есть и те, кто идёт на такое беззаконное дело из-за дефицита времени, которое, как им кажется, дороже своего и чужого здоровья.

Спрос, как известно, рож­дает предложение. И всё чаще появляются ловкачи, воспринимающие пандемию не как мировое зло, а как возможность заработать. Стоимость вышеупомянутых медицинских документов сравнительно невелика и варьируется от одной до четырёх тысяч рублей, но если поставить дело на поток…

Преступления, связанные с выдачей фиктивных медицинских документов, носят латентный характер. Всё делается тихо и незаметно, для «своих», через доверенных лиц

Именно так в ряде медицинских организаций действовали отдельные сотрудники, ставшие фигурантами уголовных дел. Рекордсменами по числу выявленных эпизодов стали два достаточно известных в респуб­лике учреждения. В одном случае речь идёт о более чем ста справках об отрицательном результате прохож­дения ПЦР-теста, в другом – о сорока с лишним сертификатах о прививках от Covid-19.

Читать еще:  Можно ли сдавать комнаты в коммунальной квартире

Преступления, связанные с выдачей фиктивных медицинских документов, в целом, по словам спикера, носят латентный характер. Полиции зачастую тут, что называется, не за что зацепиться. Во-первых, практически невозможно представить ситуацию, чтобы кто-то с порога поликлиники попросил выдать нужную ему справку за деньги и получил бы желаемое. Всё делается тихо и незаметно, для «своих», через доверенных лиц. Во-вторых, по завершении криминальной сделки довольными остаются и продавец, и покупатель.

Не столь однозначна ситуация с соответствующими предложениями в интернете (где часто орудуют самые обычные мошенники), но сегодня мы ведём разговор о «реальном секторе».

Возбуждённые в респуб­лике уголовные дела по ковидным документам, как сообщил Руслан Давлетьяров, касаются пока только частных медицинских учреждений. Видимо, с конспирацией у них не всё в порядке. Ведь расследование-то, как правило, «основано на показаниях граждан, занимающих активную гражданскую позицию». Однако в поле зрения правоохранительных органов уже попал ряд должностных лиц государственных учреждений здравоохранения. Их статус предусматривает более суровые санкции, прописанные в Уголовном кодексе РФ.

До настоящего времени, по словам спикера, до суда ещё не дошло ни одно из упомянутых 24 дел по махинациям с ковидными справками. Однако это вопрос ближайшей перспективы – полиция обещает довести их до логического конца.

Разумеется, о массовых посадках речь не идёт, но уже сам факт судимости может изрядно испортить жизнь человеку, поставив крест на его добром имени и деловой репутации. Да и его ближайшим родственникам придётся забыть, например, о приёме на государственную службу, о работе в тех же правоохранительных органах. Такая порча анкеты, отмечает спикер, не стоит ни ста, ни двухсот тысяч руб­лей, полученных за липовые справки. Тем более что санкции всех статей, которые могут быть применены в данном случае к фигурантам уголовных дел, предусматривают очень солидные штрафы, перекрывающие размер нелегального дохода.

Рекордсменами по числу выявленных эпизодов стали два достаточно известных в республике учреждения. В одном случае речь идёт о более чем ста справках об отрицательном результате прохождения ПЦР-теста, в другом – о сорока с лишним сертификатах о прививках от Covid-19

Расслабляться не следует и рядовым гражданам, заказывающим липовые справки. Согласно части 5 статьи 327 УК РФ использование таких документов «наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч руб­лей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до четырёхсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев». Но это – лишь за сам факт использования. Всё может обернуться гораздо печальнее, если безответственность гражданина приведёт к тяжким последствиям для окружающих. За это, особенно в условиях пандемии, можно реально попасть за решётку.

…Тема фиктивных медицинских документов не исчерпывается, конечно, одними ковидными справками и сертификатами. Проблема появилась задолго до пандемии и вряд ли исчезнет даже после полной, хочется верить, победы над коронавирусом. МВД предстоит большая работа по выявлению в медицинских учреждениях соответствующих криминальных схем, но задача эта, как уже говорилось, крайне сложна. Быть может, нынешняя эпидемическая ситуация невольно послужит катализатором процесса?

Автор статьи: ШАБАРДИН Антон
Выпуск: №113 (29075)

Влияние внешних и внутренних ресурсов на успех действий профсоюзов

Фото: Joost / Flickr.com

Весьма влиятельный научный журнал по менеджменту Human relations опубликовал исследование под руководством Авроры Триф, профессора международных трудовых отношений Школы бизнеса Дублинского университета. Группа исследователей изучила действия профсоюзов, ведущих борьбу с прекарной (неусточивой, неофициальной, нерегулярной) занятостью в странах Центральной и Восточной Европы в посткризисный, после 2008 года, период. Целью работы ученых было выявить, какие ресурсы определяли успех или поражение профсоюзов в попытках улучшить положение работников.

СТРАНЫ И ОТРАСЛИ

Исследование проводилось в три этапа, между созданием теоретической базы и анализом информации было проведено 130 глубоких интервью с профсоюзниками в девяти странах Центральной и Восточной Европы. Эти страны — Хорватия, Чехия, Венгрия, Латвия, Литва, Польша, Румыния, Словакия и Словения. Для исследования было выбрано две пары секторов экономики, в которых профсоюзы имели изначально слабую или сильную позицию. Их позиция определялась, во-первых, внешними ресурсами, такими как общее экономическое положение в отрасли, спрос на квалифицированный труд, возможность государства поддерживать законность трудовых отношений. И во-вторых — внутренними ресурсами: уровнем профчленства, долей работников в отрасли, на которых влияют коллективные переговоры, способностью ясно и четко формулировать цели и мобилизовать актив. А выбранными отраслями были строительство и розничная торговля (слабые сектора), здравоохранение и металлопромышленность (сильные). Ученые не рассматривали ситуацию, спровоцированную пандемией, сосредоточившись на периоде с 2008 по 2017 год.

У занятых в строительстве наиболее уязвимое положение. С 2008 по 2015 год в странах ЦВЕ наблюдалось 46-процентное снижение спроса на строительство (кроме Польши — в связи с возведением инфраструктуры для чемпионата Европы по футболу 2012 года). Средний охват профчленством в отрасли — около 5%, а коллективные переговоры влияют на положение 14% работников.

В розничной торговле в посткризисный период спрос упал на 25%. Положение работников остается шатким в связи с низкими требованиями к трудоустройству и возможностью замены персонала. Уровень профчленства в отрасли после кризиса был 6%, а коллективные переговоры затрагивали 21% работников.

В одном из сильных секторов, в медицине, спрос на услуги оставался стабильным. Но сокращение бюджетов в отрасли привело к сокращению штатных должностей и сужению рынка труда для медперсонала. Уровень профчленства варьируется от 16% в Польше до 51% в Словакии. В Литве, Румынии и Словении коллективные переговоры в государственных учреждениях затрагивают положение 100% работников. Тем не менее, по данным Евростата за 2017 год, 10% медперсонала в ЦВЕ работали в статусе самозанятых.

Другой сильный сектор, металлопромышленность, испытал подъем спроса после кризиса, особенно автомобилестроение, когда дешевый автотранспорт производства ЦВЕ вызвал интерес у покупателей в Западной Европе. В 2015 году словацкий автопром вышел в лидеры по производству машин в расчете на душу населения. Венгерский автопром тогда же вырос в 1,5 раза, что повысило спрос на квалифицированную рабочую силу. Уровень профчленства в отрасли — около 9%, а коллективные переговоры затрагивают положение 33% трудящихся.

Читать еще:  Какие еще основания получения гражданства могут быть

КОНТЕКСТ

Деградация трудовых отношений после кризиса 2008 года вкупе с коммунистическим прошлым, оставившим в наследство жесткие и централизованные профсоюзные структуры, делают эти отношения, по мнению исследователей, идеальными для рассмотрения. Власть в упомянутых странах, согласно докладу МОТ 2018 года о неформальной экономике, мало способна обеспечивать соблюдение законности. Кроме того, низкое доверие к институтам трудовых отношений и несоответствие между законами и социальными нормами привели к тому, что около 25% рабочей силы занято в неформальной экономике.

В исследовании было поднято два ключевых вопроса. Во-первых, несмотря на деградацию институтов трудовых отношений, насколько справедливо, что действия профсоюзов в сильных секторах в большей степени способны улучшить положение уязвимых работников, чем в слабых секторах? И во-вторых, какую роль в борьбе с прекарной занятостью играют внутренние ресурсы профсоюзов, а именно: коллективные действия, формулировка целей и задач, информирование общественности, активность в создании внешних связей с другими профсоюзами и общественными организациями и прочее?

В выбранных секторах экономики действия профсоюзов считались успешными, если вызывали заметное улучшение хотя бы в одном аспекте уязвимости работников. Вот эти аспекты: ненадежность или низкий доход; непредсказуемое и ненормированное рабочее время из-за гибкого графика, контролируемого менеджером; отсутствие гарантий занятости или ее краткосрочность; отсутствие права голоса или ограниченный доступ к профсоюзному представительству; наконец, социальный демпинг. Последнее — это полулегальная или незаконная трудовая практика работодателя, например “деньги в конверте” или использование работников без контракта для снижения затрат на рабочую силу.

Снижению влияния профсоюзов способствовали структурные факторы: медленный экономический рост и сокращение занятости в обрабатывающей промышленности, которая, по мнению ряда экономистов, является основой для благосостояния государства. Вместе с тем такие институциональные изменения, как дерегулирование рынка, усилили позиции работодателей в установлении условий найма. Это снизило индивидуальную защиту занятости, поскольку работодателям стало проще нанимать и увольнять работников по временным контрактам. Коллективные трудовые права тоже были ограничены из-за ограничения права на забастовки или подрыва коллективных переговоров с несколькими работодателями, особенно после 2008 года.

ЯСНЕЕ РАЗУМ, ЧЕТЧЕ ЦЕЛИ

Авторы показали, что профсоюзы могут формулировать и представлять интересы уязвимых работников, даже когда сталкиваются с неблагоприятными условиями. Об этом говорит успех профсоюзов в деле увеличения влияния работников и в повышении зарплаты во всех исследованных секторах в странах ЦВЕ. Но были и неудачные попытки улучшить условия оплаты: в Хорватии (металлопромышленность и строительство), Литве (торговля), Румынии и Словакии (здравоохранение) и Словении (металлопромышленность).

Выяснилось, что межотраслевые различия в успехах профсоюзов касательно рабочего времени, гарантий занятости и социального демпинга не зависят от внешних условий. В слабых секторах профсоюзы тоже показали положительный результат, поэтому выявить разницу в успешности действий в слабых и сильных секторах не удалось. Слабость внешних ресурсов не препятствует успеху профсоюзов, вероятно потому, что профсоюзы могут совместно влиять на продвижение перемен.

Что касается второго вопроса, о роли внутренних ресурсов профсоюзов, в исследовании сделан вывод, что для успеха важно так обозначить свои цели, чтобы подчеркнуть потенциальные выгоды для всех заинтересованных сторон. Так, сравнивая успех профсоюзов врачей и неудачу профсоюза медсестер в Словакии, авторы пишут, что врачи сформулировали более четкие требования и донесли их не только до работодателей, но и до заинтересованной в их работе общественности. Они организовали четкие совместные действия членов профсоюзов. А медсестры не проявили слаженности, не сформулировали требования ясно. Хотя стратегии забастовок были схожи, акции медсестер носили скорее случайный характер, к тому же больше половины медсестер, объявивших забастовку, были всего из двух больниц.

Общая выгода укрепляет и внутреннюю демократию, и внешние связи, благодаря которым объединения работников могли бы заручиться поддержкой всех заинтересованных сторон (членов своих профсоюзов, неорганизованных прекарных работников, широкой общественности, общественных движений, других профсоюзов). Об этом свидетельствует успех и неудача (одновременно) профсоюзов строителей в Хорватии в регулировании вопроса невыплаты зарплаты. Определив невыплату зарплаты как преступление, федерация профсоюзов помогла ввести суровые санкции в отношении работодателей в Уголовный кодекс. Профсоюз убедил стороны социального диалога в преимуществах и для работодателей (сокращение недобросовестной конкуренции), и для правительства (расширение налоговой базы). И поставил четкую, узкую цель — можно сказать, навел прицел на недобросовестных работодателей. Формулировка сделала это действие приоритетным в национальной повестке, и профсоюз добился успеха. Однако не смог убедить правительство в необходимости изменить законодательство, чтобы гарантировать выплаты работникам в случае банкротства компаний. Пример показывает, что успех определяют цели, совместимые с интересами сторон.

Общие понятия

Необходимость обязательного лицензирования устанавливается и подтверждается Федеральным Законом № 99, пунктом 46 статьи 12. Рассматриваемое занятие предполагает следующие виды оказания медицинской помощи:

  • доврачебная;
  • амбулаторная;
  • стационарная;
  • скорая;
  • санаторно-курортная;
  • высокотехнологичная.

Но, к сожалению, достаточно часто фиксируются случаи частной медицинской практики, в том числе фармацевтической, осуществляемые не только без должного лицензирования, но и порой без профильного образования. Следует отметить, что общественная опасность этого преступления и правонарушения заключается в том, что подобные незаконные действия практически всегда влекут за собой поступление на рынок некачественной медикаментозной продукции, а также оказание неквалифицированной медицинской помощи.

Врачей в дело

С учётом того, что информацию в ЕГИС вносят медицинские организации, нельзя исключить совершения руководителями этих компаний должностных преступлений. Эксперты говорят, что при наличии оснований уголовные дела могут быть возбуждены по ст. 293 УК РФ (халатность), ст. 285 и 286 УК (злоупотребление полномочиями или их превышение).

И первые дела в отношении медиков за выдачу поддельных документов уже есть. В минувший четверг ГУ МВД сообщило о накрытии очередного конвейера липовых справок. В его организации подозревается 31–летняя врач. Она договорилась с 53–летней медсестрой из другой поликлиники, что та будет уничтожать неиспользованный препарат, а сведения о вакцинации, как и положено, отражать на «Госуслугах».

Подготовленные справки о вакцинации медсестра передавала сожителю врача, а тот был ответственным за поиск клиентов благодаря специально созданному telegram–каналу.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector